Главная

Протоиерей Федор Евгеньевич Доброхотов (...)

Наверно многие заметили, что у входа в храм появилась мемориальная доска на которой можно увидеть имена и фамилии священников когда-то служивших в храме в честь Архангела Михаила.
Среди них мы видим имя "Протоиерей Федор Евгеньевич Доброхотов (...)"
Что мы знаем о нем?

Мемориальная доска

Фёдор Доброхотов родился в 1880 году в семье священника в селе Зарубино Балахнинского уезда.
После окончания Нижегородской духовной семинарии с 1901 по 1904 год работал школьным учителем. В сентябре 1907 года был рукоположен в сан священника в селе Азрапино Лукояновского уезда. Женился. После октябрьского переворота переехал в Городец и стал священником в храме в честь Архангела Михаила.

Первый арест Фёдора Евгеньевича случился в 1933 году по ложному доносу.
Был какой-то церковный праздник, и у прадедушки собрались его знакомые. Говорили о разном. Видимо, кто-то донёс, и после праздника четверых участников застолья, в том числе и Фёдора Евгеньевича, арестовали. Обвинили «в организованной контрреволюционной деятельности, антисоветской и антиколхозной агитации, распространении листовок и срыве хозяйственных политкампаний».

Из протокола допроса Ф. Доброхотова:
«Виновным себя признаю лишь в той части, что предупреждал быть осторожными и не допускать никаких высказываний, направленных против Советской власти».

Из постановления уполномоченного 3-го отдела ОГПУ ГК Москалёва:
«Несмотря на то что по делу допрошено 10 чел. свидетелей, ни один из них не дал показаний о конкретных фактах антисоветской и контрреволюционной деятельности обвиняемого Доброхотова.

Чекист вернул дело на доследование. Всех четверых выпустили из-под стражи, где те находились уже полтора месяца. Отец Фёдор вернулся к обычной жизни.

Храм Архангела Михаила (начало 20 в)Храм Архангела Михаила (начало 20 в)

 

Более-менее спокойное существование будет продолжаться до 28 апреля 1935 года, Светлого праздника Пасхи, когда церковный сторож из ружья случайно ранит трёх пионеров.

5 мая сотрудники НКВД арестовали 75-летнего сторожа Соколова Ивана Лаврентьевича, священника Фёдора Доброхотова, а затем и церковного старосту Мурашева. А 7 и 22 мая заключили под стражу двух церковных активистов — 59-летнего кладовщика артели «Красный молот» Грошикова Арсения Борисовича и 48-летнего чернорабочего лесосплава Зубкова Фёдора Васильевича.

Из постановления о предъявлении обвинения:

Соколов Иван Лаврентьевич и Доброхотов Фёдор Евгеньевич достаточно изобличаются в том, что в целях совершения террористического акта на общественно-советских людей, подготовили в ночь на 28 апреля убийство пионеров и комсомольцев, на которых были произведены три оружейных выстрела, в результате чего ранили троих пионеров Зимина, Нечаева и Норкина.

Так в стенах НКВД родилась «организованная контрреволюционная группа», где Фёдор Доброхотов был объявлен подстрекателем, а Соколов — исполнителем теракта. Грошикова и Зубкова тоже объявят «контрами». Церковному старосте Мурашеву удастся избежать наказания. Выяснится, что он ни при чём, поэтому перед судом предстанут только четверо.

Суд состоится уже 23 июня в городском театре. Перед «тройкой» выездной сессии военного трибунала Внутренней охраны Горьковского края предстанут четыре человека.

— Я не хотел никого убивать, — расскажет на суде сторож. — Они шумели и хулиганили, попросил их уйти — не слушали. Решил их попугать. Стрелял в землю, но дробь случайно их зацепила. Батюшка мне указаний стрелять в детей не давал, говорил только, что если в сад залезут воры, можно для острастки пульнуть в воздух и вызвать людей на помощь».

— Когда я вечером выходил из церкви, видел ребятишек, которые стояли возле ограды, — расскажет отец Фёдор. — Подошёл, спросил, что они тут делают. Ответили, что по поручению учителя пришли следить за учениками, которые придут в церковь на Пасху. Я им ничего не ответил и ушёл домой, чтобы отдохнуть перед началом службы. Я говорил сторожу, что стрелять можно только в крайнем случае, когда полезут воры.

Показания подсудимых не убедили членов трибунала. Дело из бытового стало политическим. Фигуранты были обвинены по статье 58-8 УК РСФСР «Организация в контрреволюционных целях террористических актов, направленных против представителей Советской власти или деятелей революционных рабоче-крестьянских организаций, а равно участие в выполнении таких актов, хотя бы отдельный участник такого акта и не принадлежал к контрреволюционной организации».
25 июня 1935 года Фёдор Доброхотов 1935 года он был осуждён к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в лагерях НКВД. Соколов получил — 8 лет, Грошиков — 10 лет и Зубков — 5 лет.

Протоиерей Федор Евгеньевич Доброхотов 25 июня 1935 года был сослан в воркутинские лагеря, где умер в 1943 году, всего два года не дожил до своего освобождения.

По материалам из газеты «Проспект» от 16 декабря 2010 года.

Городец Православный
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru